АХ, ВОДЕВИЛЬ
НУ ОЧЕНЬ КАМЕРНЫЕ СТРАСТИ
Наталия ХОМЕНКО  "Сегодня"  4 ноября 1998 года

Когда худрук театра-кафе "Колесо" Ирина Клищевская говорит: "Мы открыли малую сцену", по ответной реакции собеседника можно легко определить, был ли человек в "Колесе" хотя бы раз в жизни. Непосвященные вежливо кивают в ответ, а "свои" начинают истерически хохотать -- ведь и на "большой" сцене этого театра с трудом могут разминуться три человека.

В принципе эта "малая" сцена -- на первом этаже, в кафе -- существовала и раньше. Там шли украинские "Вечорниці", фантазия по поэзии Беранже "Любить, пылать и быть таким, как прежде..." и даже первая часть спектакля "Чинзано" и "День рождения Смирновой". И вот появился водевиль Олены Пчилки, в версии -- "Страсти дома господина Г.-П.".

Комедия во всех ее разновидностях -- излюбленный жанр "Колеса". Здешние артисты всегда отличались умением всецело отдаться дуракавалянью. Если уж устраивать капустник -- так до коликов, если шутить -- так до истерического всхлипывания. Может быть, это им удается потому, что над ними не висит тень грозного худрука, как в некоторых солидных театрищах. Вместо какого-нибудь Ивана Грозного или Малюты Скуратова -- хрупкая и веселая Клищевская с озорными искорками в глазах. В общем, скажи мне, кто твой шеф, и я скажу, кто ты.


"Страсти дома господина Г.-П." -- спектакль дорогой. Ведь зрители-гости попадают в кафе, где каждого, кроме увеселения, угощают еще кагором и сладостями (как в шутку определяет жанр Клищевская -- "спектакль-полянка"). Так что цена билета автоматически возрастает аж до 20 гривен. Впрочем, это не мешает постоянным аншлагам в "огромном" зале. А на сцене невообразимых размеров, как в сказочной рукавичке, кроме пяти героев пьесы, по воле режиссера Вахтанга Чхаидзе, умещаются еще и два музыканта, стилизованных под актеров из итальянской комедии масок, и... Чарли Чаплин -- словно хозяева этого очаровательного балаганчика.

 

повернутись назад

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить